mkset

182 подписчика

Свежие комментарии

  • Bunick Бутов
    Ну, "увезли в другое место" - и увезли. Сами СМИ-шники заслонили, сами и исправились (очевидно)...О чём тогда речь?В мэрии Уфы расск...
  • Сергей Косторнов
    Это вы серьёзно ???? Завод ???? 15 целых человек !!!! Ну теперь точно догоним и перегоним....ахф...В Башкирии постро...
  • Елена Бреслова
    надеюсь бумеранг найдет Рубжанова, за присвоение денег и наживе на беззащитных животных! ВыродокГород трех «С»: к...

Меряемся числами: почему перепись населения так важна для Башкортостана и Татарстана

Меряемся числами: почему перепись населения так важна для Башкортостана и Татарстана

В марте в Башкирии со скандалом были отменены или перенесены выступления татарских исполнителей Фирдуса Тямаева и Ильсии Бадретдиновой. Согласно официальной версии, концерт Фирдуса Тямаева не состоялся из-за проблем с подачей электроэнергии и отсутствия маршрутного листа. Концерты Ильсии Бадретдиновой перенесли с весны на осень, официальная причина переноса не называлась. Ранее башкирский певец Радик Юльякшин отменил концерты в Татарстане из-за штрафов Роспотребнадзора, который, по мнению певца, действовал несправедливо. Также в марте в некоторых районах Башкирии были установлены стелы с указанием башкирских племен, которые жили здесь в прежние века.

В числе неофициальных версий происходящего, которые высказали пользователи соцсетей, называют попытку властей региона ограничить влияние соседней республики из-за грядущей переписи населения. Несмотря на то, что власти c обеих сторон отрицают наличие этого мотива, направление обсуждений среди интернет-пользователей не меняется.

Mkset проанализировал, почему простая перепись населения воспринимается в соседних регионах как повод для непонимания.

Вопрос с северо-запада

По данным переписи 1989 года этносы в Башкирии распределялись следующим образом: на первом месте были русские (39%), на втором — татары (28%), на третьем — башкиры (22%).

Данные первой всероссийской переписи населения (ВПН) в 2002 году значительно изменили расстановку сил: если доля русского населения осталась примерно на том же уровне (36%), то доля башкир выросла до 30%, а доля татар уменьшилась до 24%. Незначительные изменения этих показателей зафиксировала и перепись 2010 года.

Ряд экспертов придерживается мнения, что в условиях демографической ямы рост количества башкир на 357 тыс. человек и уменьшение доли татарского населения на 130 тыс. человек за 1989–2002 гг. в республике был невозможен и показатели сфальсифицированы. Этнолог, доктор исторических наук Дамир Исхаков считает, что камнем преткновения стала группа населения на северо-западе Башкирии, об этнической принадлежности которой нет единого мнения. По его словам, там проживают как собственно татары, так и башкиры, которые «давно перемешались с татарами», в результате получилась единая группа, которую невозможно разделить на конкретные национальности. Ученый утверждает, что правила переписи были нарушены и жителей северо-запада Башкирии в 2002 году записали как башкир — предположительно около 250-300 тыс. человек.

Историк и политолог, кандидат исторических наук Ильдар Габдрафиков, сравнивая итоги переписных кампаний в Башкирии, указывает на то, что идентичные показатели переписи 1989 года и микропереписей в 1994 и 2015 гг. (башкир в РБ меньше, чем татар) идут вразрез с данными ВПН 2002 и 2010 гг. (башкир в РБ больше, чем татар). Он считает, что на результаты микропереписи практически невозможно повлиять на местах в силу механизмов ее проведения.

Так, ученый подчеркивает, что при резких скачках количества башкир в регионе неизменным остается доминирование татарского языка в качестве родного. То есть либо народы Башкирии стали массово изучать татарский, либо происходит сильнейшая языковая ассимиляция, либо с собранными данными что-то не так. При этом статистические аномалии отмечены на северо-западе Башкирии.

Ильдар Габдрафиков отмечает, что есть два взаимоисключающих мнения о татаро-башкирах на западе Башкортостана. Первое: это категория, придуманная большевиками, ее представителям выгоднее оставаться башкирами, поскольку в этом статусе в регионе легче строить карьеру. Второе: исконное башкирское население ассимилируют татары, их численность сокращается из-за предвзятого отношения во время переписи.

— На мой взгляд, оба эти представления <…> одинаково ошибочны и вредны в целом для всего общественно-политического развития двух республик, ибо в обоих случаях есть факт навязывания своего стереотипа, что несовместимо с процедурой свободной самоидентификации. Кстати, она может быть разной, в том числе двойственной,— считает Ильдар Габдрафиков.

Ученый добавляет, что понятие «башкир» в западной части Приуралья имело прежде всего этносословное содержание и было связано, прежде всего, с земельными вопросами. Это содержание стерлось с приходом советской власти и позднее капиталистических отношений, когда земля стала объектом свободной купли-продажи. Поэтому ряд исследователей считает логичным, что впоследствии часть «сословных» башкир решила записать себя в качестве татар.

— Прямой этничности здесь не выявишь, — уточняет Дамир Исхаков. — Только прямой вопрос «Кто вы по национальности?» или «Кто вы по народности?» может дать ответ, а ни в одной из [советских] переписей и ревизских сказок такого не спрашивали. [Там] не национальность фиксируется, а сословная принадлежность.

Научный руководитель Института этнологии и антропологии им. Миклухо-Маклая РАН Валерий Тишков, комментируя проблемы ВПН-2002, называет немногим меньшее число «переписанных» башкир — 100 тыс. человек. По его мнению, подобным манипуляциям не меньше века, причем не только в Башкирии: в СССР людей тоже «перетягивали» из башкир в татары и наоборот. При этом нельзя сбрасывать со счетов сложную идентичность, в рамках которой возможно причисление человека не к одной, а к нескольким национальностям.

По словам ученого, из двух полномасштабных российских переписей следует сделать выводы и решать проблему совместно, поскольку сейчас этот вопрос вновь обостряется:

— Я критиковал Рахимова за 2002-й, когда был административный нажим. Я приводил данные о 100–150 тысячах татар, записанных башкирами. А перепись 2010 года скорректировала показатели. Она прошла в нормальной обстановке, не было ажиотажа. <…> Перепись на носу, надо отступить и сохранить нейтральность, какая была хотя бы в 2010-м.

Член экспертного совета Федерального агентства по делам национальностей РФ, директор Центра социокультурного моделирования Азат Бердин рассматривает ситуацию с переписями в Башкирии иначе. В частности, он называет кампанию 1989 года политизированной — по его мнению, целью была не объективная информация, а конкуренция:

— Аномальные результаты переписи 1989 года послужили для татаристов эталоном остальных переписей и основой целой идеологии, с помощью которой можно было превращать в Башкортостане в политическое шоу каждую обычную перепись. В самом Татарстане этого не происходит — и это для него наглядное конкурентное преимущество.

По мнению Азата Бердина, перепись 2002 года вернула соотношение башкир и татар в Башкирии: этому поспособствовали «большая разъяснительная работа», «этническая мобилизация на госуровне», «на широкую информационную экспансию татаристов Администрация РБ отвечала не менее жестко». При этом перепись 2010 года «демографических чудес 1989 года» не повторила.

По словам Дамира Исхакова, современная конфронтация между башкирами и татарами возникла с развалом СССР и исчезновением коммунистического интернационализма, когда к власти в регионе пришел Муртаза Рахимов. Дамир Исхаков подчеркивает, что Радий Хабиров как политик сформирован именно при Муртазе Рахимове, пришедшие к власти в 90-х местные элиты так и остались на местах, и поэтому не стоит ожидать, что направление работы нынешней власти Башкирии будет отличаться от политики того времени.

Право на самоидентификацию

Вопрос башкирского населения в Татарстане обсуждается в медиаполе менее остро, но и на этот счет существуют полярные точки зрения. Так, например, уфимский историк Нурислам Калмантаев считает, что «ревизские сказки» 18-20 вв. записали в татары около 250 тыс. башкир. По его словам, есть архивные документы, подтверждающие существование в те эпохи сел с башкирским и смешанным населением в восточных районах Татарстана. Руководитель отдела института истории им. Марджани Академии наук РТ Радик Исхаков отмечает, что на востоке Татарстана никогда не проживали этнические башкиры, были лишь группы татар и представителей других народов «из сословия вотчинников-асаба, то есть башкирцев».

Впрочем, вопрос записи местного населения в категорию титульной нации региона — обсуждаемый вопрос и для Татарстана. Эксперты так или иначе касаются вопроса самоопределения кряшен — православного тюркского этноса, представители которого проживают, в том числе, и на территории Башкирии.

По данным переписи 1926 года, в СССР их насчитывалось около 120 тыс. человек, но позднее советская власть записывала их в реестры в качестве татар. Накануне ВПН-2002 кряшены обозначили себя как отдельный этнос, благодаря российской Конституции. В итоге перепись насчитала их 18 тыс. человек, в 2010 году их насчитали уже 29 тыс. Согласно переписи 2010 года, доля татар в Татарстане — 53%, без учета кряшен, которых в регионе проживает около 200 тыс., объем титульной нации в регионе упадет ниже половины — до 47%.

Дамир Исхаков не выделяет кряшенов в самостоятельный народ, предлагая термин «субконфессиональная общность»: кряшены входят в состав татар, но по конфессиональному признаку — отличаются. Валерий Тишков отмечает, что аналогичная ситуация была с отделением бесермян от удмуртского этноса (по данным ВПН-2010, насчитывается около 2,2 тыс. бесермян), но удмурты не стали «впадать в истерику» из-за того, что таким образом доля удмуртов станет меньше.

— А [в Татарстане] это было на грани — 50-51%. И местная татарская общественность так нервно среагировала на попытку выделить кряшен в самостоятельную этническую категорию учета при переписи — я не говорю об отдельном народе. Татары вдруг могли потерять большинство. А был очень сильный настрой на то, что татар должно быть больше 50%.

По словам Дамира Исхакова, вопрос численности татар — довольно существенный, поскольку «численность — это показатель, определяющий место в России». По мнению Валерия Тишкова, в XXI веке татары не уступят второе место по численности другой национальности в России. При этом этнополитолог считает, что фактически положение второго или третьего этноса в стране «ничего особенного» не дает.

Нечего делить

Глава Башкирии Радий Хабиров ситуацию с возможным обострением национального вопроса между республиками не комментировал. Вице-премьер РБ Азат Бадранов в декабре 2020 года написал пост в соцсети, в котором отметил, что межнациональная гармония всегда являлась для Башкирии приоритетом во внутренней политике. Он подчеркнул, что со стороны Татарстана в конце года «наблюдается крайне агрессивная и политизированная риторика … в части предстоящей переписи населения».

— Никто и никогда из нашей управленческой команды не указывал ни кому как записываться на переписи, не звучали оценки по национальному составу того или иного населенного пункта. Более того, мы всегда говорим о том, что конституционное право каждого человека идентифицировать себя тем, кем он себя считает и ощущает — незыблемо.

Ранее президент Татарстана Рустам Минниханов, анонсируя перепись 2020 года, подчеркнул, что «нам чужие не нужны, но свои должны быть подсчитаны». Комментируя ситуацию с отменой концертов Радика Юльякшина, отметил, что Башкортостан и Татарстан — братские народы и делить им нечего:

— Да, наверно, на каком-то этапе были перекосы. Наша позиция — сохранить наши отношения, нам нечего делить. <…> Перепись — это личное дело человека. Он захотел — записался башкиром, захотел — татарином, прежде всего, кто он в душе.

Меряемся числами: почему перепись населения так важна для Башкортостана и Татарстана

Меряемся числами: почему перепись населения так важна для Башкортостана и Татарстана

Меряемся числами: почему перепись населения так важна для Башкортостана и Татарстана

Меряемся числами: почему перепись населения так важна для Башкортостана и Татарстана

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх